Кудрявцев В

Кудрявцев В.Л. Право на получение квалифицированной юридической помощи в системе защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина Опубликовано vlad17653 в Чт, 07/02/2013 — 11:00 Кудрявцев В.Л.

Право на получение квалифицированной юридической помощи в системе защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина // Право и правосудие: теория, история, практика: Сборник научных статей: Материалы международной научно-практической конференции, состоявшейся 27 мая 2010 года в Северо-Кавказском филиале ГОУ ВПО РАП. В 3-х томах. Том 1. Краснодар, 2011. С. 93-97. Кудрявцев В.Л. доктор юридических наук, профессор ПРАВО НА ПОЛУЧЕНИЕ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В СИСТЕМЕ ЗАЩИТЫ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛЕВЕКА И ГРАЖДАНИНА Ещё недостаточно просто провозгласить права и свободы лично­сти.

Возможность их фактического осуществления должна обеспечиваться созданием необходимых условий для этого [1] . И российское государство не просто провозглашает права, оно их ещё и гарантирует, исходя из ст.

2 Конституции РФ, где человек, его права и свободы названы высшей ценно­стью.

А признание, соблюдение и за­щита прав и свобод человека и гражданина обозначены в качестве обязанности госу­дарства. Кроме того, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод /ч.

1 ст. 46 Кон­ституции РФ/, а также предоставляется право защищать свои права и свободы всеми способами, не запре­щёнными законом /ч.2 ст. 45 Конститу­ции РФ/. В отдельных случаях в силу особой значимости государство сразу же законодательно оформляет гарантирование конкретного права в одной части со­ответствующей статьи. Примером тому может служить положения ч.

1 ст. 48 Конститу­ции РФ, где указано, что каждому гарантируется право на получение квали­фицированной юридической помощи. Право на получение квалифицированной юридической помощи относят к особой группе прав обозначенных в литературе как юридические права-га­рантии человека и гражданина [2] либо конституционно-процессуальные права-гарантии [3] или конституционные права-гарантии с процессуальным характе­ром [4] или группа прав по защите других прав и свобод [5] . В качестве особенностей обусловивших выделение указанных прав в отдельную группу, Н.С.

Бондарь называет: 1. относительно самостоятельное конституционное оформление, наличие собственного нормативного содер­жания; 2. преимущественно процессуальное наполнение, что не исключает материальных элементов; 3. детальная нормативная конкретизация данного конституционного института в отраслевом законодательстве; 4.

как правило, непосредственная реализационная связь соответствующих прав-гарантий с деятельностью судебной власти [6] . Рассмотрение конституционного права на получение квалифицирован­ной юридической помощи в качестве права-гарантии свидетельствует о её диалектической природе.

С одной стороны государство предоставляет каждому право на получе­ние квалифицированной юридической помощи, а с другой – обеспечивает, создает и делает реально выполнимым реализацию данного права путём его гарантированности. Гарантии права на получение квалифицированной юридической по­мощи – это совокупность социальных, экономических, политических и пра­вовых приёмов и методов, обеспечивающих реализацию права на получение квалифицированной юридической помощи [7] . Отличие последних от других видов гарантий состоит в следующем.

Если общие экономические, политические и социально-нравственные гаран­тии являются предпосылкой реализации прав, свобод и обязанностей чело­века и гражданина, то юридические гарантии, устанавливаемые государством в результате правотворческой деятельности, направлены на конкретное осу­ществление прав, свобод и обязанностей человека и гражданина и их охрану от противоправных посягательств и нарушений [8] . В литературе достаточно много различных подходов к определению понятия юридической гарантии [9].

Рекомендуем прочесть:  Упущенная выгода включает в себя

но отличаются они друг от друга не сущест­венно, прежде всего, «в детализации содержательного наполнения» [10] .

Главное же, что остаётся при содержательной характеристике юриди­ческих гарантий так это то, что это правовые средства и способы, с помо­щью которых гражданам обеспечивается реализация их прав и свобод [11] . Положения ст. 48 Конституции РФ как юридической гарантии можно рассматривать в двух аспектах: а) как формально-юридическую гарантию, то есть закрепление права на получение квалифицированной юридической помощи в таком нормативно-правовом акте как Конституция РФ; б) как юридико-организационную гарантию, когда существует и функ­ционирует институт, специально предназначенный для обеспечения права на получение квалифицированной юридической помощи.

Таким институтом является институт адвокатуры, на который государ­ство возложило конституционную обязанность по оказанию квалифициро­ванной юридической помощи каждому желающему / ч.1 и 2 ст. 48 Конституции РФ; ч. 1 ст. 1 ФЗ

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федера­ции»

/ [12] .

Как совершенно верно подчёркивается в литературе, подобным обра­зом адвокатура была введена в ткань конституционного законодательства [13] . В центре института адвокатуры находится профессиональный юрист – адвокат, именно он и оказывает непосредственно всем желающим квалифи­цированную юридическую помощь. Наличие или отсутствие публичных интере­сов яв­ляется крите­рием, по которому законодатель опре­деляет, необходимы или нет пре­имущества для адвокатов при их допуске.

Так, в одних случаях публичный интерес присутствует, и адвокат имеет пре­имущества при допуске в качестве: а) защитника в досудебном производ­стве по уго­ловным делам /ч.2 ст.

48 Кон­ституции РФ и ч.2 ст. 49 УПК РФ/; б) предста­вителя в гражданском судо­производстве, когда суд назначает ад­воката в качестве представи­теля в случае отсутствия представителя у ответ­чика, ме­сто жительства которого не­известно, а также в других предусмот­ренных федеральным законом случаях /ст. 50 ГПК РФ/. В других случаях, публичный интерес присутствует, и адвокат имеет пре­имущества при до­пуске, но осуществление (реализация) пуб­личного интереса явля­ется обяза­тельным условием для возможности реализации частного интереса. Это бы­вает тогда, когда на­ряду с адвокатом может быть допу­щено и иное лицо.

В этом случае законодатель устанавливает, что по опре­деле­нию или поста­новлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвока­том один из близких родственников обвиняе­мого или иное лицо, о до­пуске которого хода­тайствует обви­няе­мый / ч.2 ст. 49 УПК РФ/. В третьих случаях публичный интерес отсутствует и адвокат не имеет никаких преимуществ при до­пуске. За­конодатель здесь предостав­ляет лицу право обратиться по­мимо адвоката и к иным лицам при их допуске в ка­честве: а) защитника при производстве у ми­рового судьи /ч.

2 ст. 49 УПК РФ/; б) представителя потер­пев­шего, граждан­ского истца и частного обвинителя в уго­лов­ном процессе / ч. 1 ст. 45 УПК РФ/; в) представителя гражданского ответчика /ч.1 ст. 55 УПК РФ/; г) пред­ставителя гражданина, органи­зации в гражданском про­цессе /ст.

48 ГПК РФ/; д) представи­теля граждан, в том числе ин­дивидуаль­ных предпринимателей, и орга­низаций в арбитражном процессе / ч.3 ст. 59 АПК РФ в ред. Феде­рального закона от 31.03.2005 N 25-ФЗ/; е) представи­теля стороны в консти­туционном судо­произ­водстве/ч.2 ст.53 ФКЗ «О Кон­ституци­онном Суде Россий­ской Федера­ции»/; ж) за­щитника или представи­теля по делу об адми­ни­стратив­ном правонаруше­нии / ч.2 ст. 25.5. КоАП РФ/ и т.д. Когда у адвоката нет пре­имуществ, закреплённых законом, то в остальных случаях лицу, которому необходима квалифицированная юридическая помощь, должна быть предос­тавлена свобода выбора своего представителя, будет ли это адвокат, иное лицо, обладающее или не обладающее специальными познаниями в области права.

При этом адвокат, так или иначе, будет иметь явное преимущество пе­ред своими конкурентами, во-первых, в силу установления повышенных тре­бований к его квалификации; во-вторых, в силу установления для него ответ­ственности за ненадлежащее исполнение своих обязанностей перед довери­телем и, наконец, в-третьих, в силу иных гарантий и особенностей его ста­туса, установленных законодательством РФ [14]. Окончательное же решение должно быть за потенциальным доверителем выбрать между адвокатом, на которого го­сударством возло­жена публичная обя­занность по оказанию каж­дому желаю­щему достаточно высо­кого уровня лю­бого из видов предостав­ляемой юридической помощи либо иным лицом способным, по мнению обра­тившегося, оказать ему квалифицированную юридическую помощь.

Причём, как показывает анализ законодательства, никаких особых требований законодатель не предъявляет к иным лицам и поэтому «представлением юри­дической помощи могут зани­маться… индивидуальные предпринима­тели, юридиче­ские фирмы, общества с ограниченной ответственно­стью, коо­пера­тивы и т.п. Лю­бой гражданин по до­веренности может вести граж­дан­ские и арбитражные дела, а по определению суда — и неко­торые уголовные дела в судах» [15] и т. д. Соответственно, иное лицо даже не обязательно должно иметь юридическое образование.

Так, например, исходя из ответа на вопрос № 10 в инфор­мационном письме Президиума Высшего арбитражного Суда РФ от 13 августа 2004 г. N 82

«О некоторых вопросах применения Арбит­ражного про­цессуального кодекса Российской Федерации»

следует, что: «в соответствии с частью 3 статьи 59 АПК РФ представителями граждан могут выступать в арбитражном суде адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица. Следовательно, представителями граждан в арбитражном суде могут быть и лица, не имеющие юридического образования» [16].

[1] См. Автономов А.С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учеб. М. ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006.

С. 129. [2] См. Зиновьев А.В. Конституционное право России. М.; СПб. Герда, 2000. С. 98; Гошу­ляк В.В.

Прокуратура, адвокатура, нотариат в конституционном праве России. М. Альфа-М. 2005.С. 156.